загрузка...

Сложный путь ученых в годы "администрирования" науки (по роману В. Дудинцева "Белые одежды")

Печать
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Современная литература воспроизводит всевозможные стороны жизни людей. В. Дудинцевым приобретен некоторый опыт воссоздания сложных дорог ученых в неясные годы "администрирования науки". В "Белых одеждах" бесспорным достижением вышло объединение конкретных признаков опасного времени борьбы "лысенковщины" против генетики в 50е годы с обобщенными взглядами о непростой судьбе настоящих научных открытий. В произведении немало сильных волнений, это и определило напряженность восприятия сюжета романа. При всем при этом оживленными, эмоциональными нравами владеют представители обеих враждующих сил. Не существует тусклого достоинства, не существует и схематического недостатка. Их взаимодействие оттого и проходит злободневно.

Изображена зловещая атмосфера царствования самозванцев в биологии. Истинные таланты вынуждены не только скрывать свой труд: во имя его сохранения необходимо раскрыть роль сторонников официальной жизни. Именно так внешне ведут себя Иван Ильич Стригалев, Светозар Александрович Посошков, Федор Иванович Дежкин, старик, редактор журнала "Проблемы ботаники". За всеми ними неотступно следует недремлющее око власти, общение с нею смертельно опасно; как только она предугадывает малейшую самостоятельность "подопечных" — начинается жестокая расправа с ними по каналам МВД. Но враги настоящей науки борются с учеными под маской заботы о благе. Это обстоятельство предопределило своеобразное раскрытие преступных властителей — через внешний облик, манеру поведения, противоположные их внутренней сущности.

В образе главного ниспровергателя генетики Кассиана Дамиановича Рядно подобная манера мастерски передана писателем. Здесь взаимообусловлены жажда научной власти и бездарность; беспринципность и лицемерие рассуждений о высоких материях, жестокость и вкрадчивость в общении с окружающими. Таких людей называют "волками в овечьей шкуре". Дудинцев нашел выразительную форму "бытования" своего антигероя. На трех "китах" стремится он укрепить свой подлый мирок — на разглагольствованиях об отеческой любви к ученикам, патриотизме и народности. Эти священные понятия беззастенчиво избираются ширмой для расправы с честными, талантливыми исследователями. Ясно: только в общественных условиях, лишенных свободы научной мысли, может понадобиться кровавый деятель типа Рядно. Ясно другое: лишь тот, кто никакого отношения не имеет к науке, даже просто плодотворному труду, способен уничтожать своих счастливых соперников.

Роман Дудинцева, при всей остроте критического начала, посвящен все-таки противникам Рядно. Глубокое чувство восхищения отдано тому, чьи мысли о своем уступают мыслям о том, что "нужно всем", кто подпал "под власть своего призвания". Таких героев, как говорилось, в книге много и у них в чем-то очень схожие судьбы. Стригалева, одинокого человека, в разгар его работы арестовывают, он гибнет. Посошков, оставленный женой и сыном, вынужден, чтобы избежать насилия, покончить с собой. Дежкин, потерявший любимую Леночку (ее как участницу деятельности Стригалева ссылают), тайно уезжает в глубокую деревню, где долгие годы, ничего не зная о жене и сыне, продолжает эксперимент Стригалева. Уже в самом мужестве, упорстве, самоотверженности этих людей читается их духовное родство. Очень важно и другое впечатление от "Белых одежд". В беспросветной атмосфере "лысенковщины" противостоят ей не отдельные "избранники" судьбы, а множество духовно здоровых, мужественных людей. Любые горькие испытания не могут уничтожить подлинные завоевания разума.

Мне кажется, что оптимистическая нота романа возникает от ясного понимания, что все-таки природа человека не может коренным образом измениться. Люди и при тоталитарном режиме сохраняют такие душевные качества как любовь, дружба, верность. Другое дело, что должны оставаться люди "в белых одеждах", чтобы на них видна была грязь, налипшая снаружи. Страшно, если люди начнут верить, что черный — это их естественный цвет.

Автор утверждает, что человек, идущий по пути добра, должен проститься с сентиментальностью. Он должен вырабатывать тактические принципы борьбы. Проблемы столкновения добра и зла, равнодушия и гуманизма актуальны всегда, и, как мне кажется, чем сложнее нравственная ситуация, тем сильнее интерес к ней. Конечно, эти проблемы не могут быть решены одним произведением литературы и даже всей литературой в целом. Это личное дело каждого. Но, может быть, людям будет проще сделать выбор, когда они будут иметь ориентир. В этом смысле роман Владимира Дудинцева дает богатую пищу для ума и души современного человека.

Роман Дудинцева пробуждает самые злободневные вопросы: что значительнее, добро или правда? Можно ли позволять себе лгать и притворяться во имя добра? Не аморально ли вести двоякую жизнь? Можно ли пожертвовать в какой-нибудь обстановке убеждениями, не запачкав белоснежных одеяний?

 

 
загрузка...

Рейтинг@Mail.ru