загрузка...

Роман-эпопея Василия Гроссмана «Жизнь и судьба»

Печать
Рейтинг пользователей: / 2
ХудшийЛучший 

Война есть убийство. И сколько бы людей пи собралось вместе, чтобы совершить убийство, и как бы они себя ни называли, убийство все же самый худший грех в мире. Л. Н.Толстой

О Великой Отечественной войне написано очень много. Первые произведения о войне начали появляться уже в середине сороковых годов, и с тех пор романы, рассказы, стихи издавались сплошным потоком. И многие среди них были, к сожалению, совершенно бездарны. Сегодня, находясь на более чем полувековой дистанции войны, читатель может подвести своеобразный итог развития «военной» литературы.

Подробнее...
 

Конфликт личности и государства в романе Василия Гроссмана «Жизнь и судьба»

Печать

В романе Василия Гроссмана «Жизнь и судьба» конфликт личности и государства показан во всей его глубине. Не случайно для раскрытия этой темы автором выбран такой исторический период в жизни нашей страны, как Великая Отечественная война. Писатель считал, что война со всей остротой выявила проблемы современности, обнажила основные противоречия эпохи, писатель видит в войне не только столкновение армий, а столкновение различных взглядов на жизнь, на судьбу человека и народа.

Подробнее...
 

Судьба человека эпохи войн и революций в романе Василия Гроссмана «Жизнь и судьба»

Печать

Василий Семенович Гроссман изобразил в романе «Жизнь и судьба» Великую Отечественную войну как событие истории, решающее судьбу не только России, но и всего мира. Писатель сумел отразить в этом произведении героизм людей на войне, борьбу с преступлениями фашистов, а также полную правду о происходивших тогда событиях внутри страны: ссылке в сталинские лагеря, арестах и всем связанным с этим.

В судьбах основных героев произведения Василий Гроссман запечатлевает неизбежные во время войны страдания, утраты, смерти. Трагические события этой эпохи рождают в человеке внутренние противоречия, нарушают его гармонию с внешним миром. Это видно на примере судеб героев романа «Жизнь и судьба» — Крымова, Штрума, Новикова, Грекова, Евгении Николаевны Шапошниковой.


 

Комиссар Крымов, большевик-ленинец, рыцарски преданный идеям революции, честный и прямой до прямолинейности, убежден, что защищает правое дело, когда пишет доносы на заподозренного им в неблагонадежности Грекова. Мы видим, как в финале этот человек, арестованный, приходит к страшному несогласию с самим собой, со своими вчерашними поступками и взглядами. Он переосмысливает свою жизнь, заново оценивает Грекова, свое отношение к нему.

Физик Штрум, наоборот, поначалу готов не отступать от истины. В конце романа он победитель. Но эта победа досталась ему не только трудом и талантом, но и подлым поступком. Он осознает это, поэтому глубоко несчастен даже во время своего научного триумфа. Подписав лживое «разоблачительное» письмо, Штрум становится другим человеком, навсегда меняется его внутренний мир.

Внутренний мир Новикова, одного из героев Сталинградской битвы, тоже меняется не в сторону гармонии — возможная гармония Подорвана не только личной драмой (отношения с Женей), но и предчувствием сгущающихся над ним туч — близится отстранение от командования корпусом.

Евгения Николаевна Шапошникова, приняв из чувства долга решение вернуться к попавшему в беду мужу — арестованному Крымову, — навсегда отказывается от счастья, от любви к Новикову. Поступок Евгении Николаевны, которая только что до конца осознала, что любит Новикова, был неожиданным. Штрум говорит ей: «Женя, милая, вы поступили по совести. Поверьте, это лучшее, что дано человеку. Я не знаю, что принесет вам жизнь, но уверен: сейчас вы по совести. Главная беда наша — мы живем не по совести. Мы говорим не то, что думаем, Чувствуем одно, а делаем другое. Толстой, помните, по поводу смертных казней сказал: «Не могу молчать!» А мы молчали, когда в тридцать седьмом году казнили тысячи невинных людей. И это лучшие молчали! Были ведь и шумно одобрявшие. Мы молчали во время ужасов коллективизации. И я думаю — рано мы говорим о социализме — он не только в тяжелой промышленности. Лишить человека права на совесть — это ужасно. И если человек находит в себе силы поступить по совести, он чувствует такой прилив счастья. Я рад, что вы поступили по совести».

Герой Гроссмана — это человек войн и революций, новый тип личности, зародившийся в русской литературе XX столетия. Вчитываясь в роман «Жизнь и судьба», мы чувствуем, что в его героях заключена какая-то значительная истина века, принесшего человечеству столько потрясений. Жизнь этих людей (первая часть названия романа — ЖИЗНЬ) наталкивается на какое-то роковое противоречие (СУДЬБА), которое на правах хозяина врывается в их души, заставляет их страдать и, в конечном итоге, — ощущать внутреннюю дисгармонию и разрушение внешнего мира. Давайте послушаем размышления об этом одного из героев романа — Крымова, когда он арестован: «Как странно идти по прямому, стрелой выстрелянному коридору, а жизнь такая путаная тропка, овраги, болотца, ручейки, степная пыль, несжатый хлеб, продираешься, обходишь, а судьба прямая, струночкой идешь, коридоры, коридоры, коридоры, в коридорах двери».

Народные страдания в Отечественной войне в «Жизни и судьбе» Гроссмана более мучительные и глубокие, чем в предшествующей советской литературе. Автор романа приводит нас к мысли, что героизм победы, завоеванной вопреки сталинскому произволу, более весом. Гроссман показывает не только факты и события сталинского времени: лагеря, аресты, репрессии. Главное в сталинской теме Гроссмана — это влияние этой эпохи на души людей, на их нравственность. Мы видим, как храбрецы превращаются в трусов, добрые люди — в жестоких, а честные и стойкие — в малодушных. Мы уже даже не удивляемся, что самых близких людей порой пронизывает недоверие (Евгения Николаевна заподозрила в доносе на нее Новикова, Крымов — Женю).

Автор пытается найти ответ на вопрос, как такое стало возможным. Среди главных причин, на которые указывает Гроссман в романе — сталинское самовластие и всеобщий страх перед ним, смена поколений, измельчание от репрессий последующих поколений. Поведением основной массы людей со времен революции управляет идеология, не считающаяся с вечными нравственными законами. Дело революции, страны выше человека, идея выше жизни. В. Гроссман своим романом показал, насколько опасно для общества и для каждого человека такое смещение ценностей.

Нет ничего удивительного в том, что рукопись правдивого произведения Василия Гроссмана была арестована, и роман «Жизнь и судьба», законченный автором в 1960 году, не был опубликован при жизни писателя. Судьба этого произведения не только подтверждает авторскую концепцию отношения человека и государства, человека и времени, но и говорит о глубине отражения В. Гроссманом событий трагического периода в жизни нашей страны.

 
загрузка...

Рейтинг@Mail.ru