загрузка...

Тема любви в романе М. Булгакова «Белая гвардия»

Печать
Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 

Тема любви всегда была, есть и будет одной из самых волнующих тем. Во все времена поэты, писатели, философы обращались к этой теме. А в наше время, когда войны следуют одна за другой, когда люди начинают забывать о том, что такое дружба, доверие, помощь, бескорыстие, эта тема очень актуальна. К тому же, на мой взгляд, именно в «Белой гвардии» тема любви раскрыта очень искренне, глубоко и многосторонне. Тема любви многогранна. Можно говорить и о любви к Родине, и о любви к женщине. Я остановлюсь на двух аспектах любви. Этим будет обусловлена структура моего сочинения. Первая часть будет посвящена любви и взаимоотношениям в семье Турбиных, вторая же — любви, соединяющей любящие сердца.

Роман Булгакова открывается величественным образом 1918 года: «Велик был год и страшен год по рождестве Христовом 1918- й, от начала же революции Второй. Был он обилен летом солнцем, а зимою снегом, и особенно высоко в небе стояли две звезды: звезда пастушеская вечерняя Венера и красный дрожащий Марс». Это небольшое вступление звучит довольно-таки угрожающе, словно предупреждая о тех испытаниях, которые ждут Турбиных. Эти звезды не просто образы, это образы-символы. И если расшифровать их, то можно увидеть, что уже в первых строках романа автор заявляет те темы, которые его волнуют: любовь и война.

Холодный и страшный образ 1918 года настораживает и даже пугает. И поэтому, когда на его фоне вдруг появляются Турбины, к ним сразу испытываешь чувство близости и доверия. Ты скорбишь вместе с ними, когда они навсегда прощаются с матерью, и волнуешься за их будущее. И этот контраст в самом начале романа, по-моему, не случаен. Булгаков резко противопоставляет эту семью всему образу 1918 года, который несет в себе ужас, смерть, боль. Мы отчетливо понимаем позицию автора по отношению к этой семье. Что такое семья? Семья — это круг людей бесконечно преданных и любящих друг друга. Это люди, объединенные кровными узами, для которых их союз — самое важное. Можно ли Турбиных назвать семьей? Безусловно. Более того: Турбины — это булгаковский идеал семьи. В них есть все лучшее, что может быть у по-настоящему крепкой семьи: доброта, простота, честность, взаимопонимание и, конечно же, любовь. Но Булгакову важно не только это. Ему дороги его герои, потому что они — люди дома. Свой дом, теплый и уютный, Турбины готовы защищать. «Дом в самом широком плане — город, Россию…» Именно поэтому карьерист Тальберг и трус Василиса, убежавшие и спрятавшиеся от всех забот в своей конуре, не могут быть членами этой семьи. Дом Турбиных — крепость, которую они оберегают и защищают только все вместе, сообща. Иначе быть и не может. И, конечно же, не случайно тогда обращение Булгакова к деталям церковной обрядности: отпевание матери, обращение Алексея к образу Богоматери, молитва Николки, который чудом спасся от гибели… Все в доме Турбиных проникнуто верой и любовью к Богу и к ближнему своему. Это заложено в них еще с детства, и это дает им силы противостоять насилию внешнего мира. Так как 1918 год таков, «…что ни одна семья, ни один человек не смогли избежать страданий и крови», не миновала сия чаша и семью Турбиных. На поверхности лежат два выхода: бегство — так поступает Тальберг, оставляющий жену и близких людей, или переход на сторону сил зла, что сделает Шервинский, предстающий в финале романа перед Еленой в образе двухцветного кошмара и рекомендующегося командиром стрелковой школы товарищем Шервинским. Но есть и третий путь — противостояние, на который вступают главные герои — Турбины. Это вера в любовь сплачивает семью и делает ее сильнее.

Булгаков говорит нам, что православие — неотъемлемая черта идеальной русской семьи. Возможно, что именно это и делает эту семью русской. И тогда понятно столь частое обращение Булгакова к церковной лексике, тогда слова из эпиграфа приобретают глубокий смысл: «И судимы были мертвые по написанному в книгах, сообразно с делами своими…». Мы прекрасно знем, что эти строки — из Евангелия. Но автор никак не подписывает их. Почему? Потому что создается впечатление, что эти слова звучат из уст самих Турбиных. Вспомним строки из молитвы Елены: «Все мы в крови повинны, но ты не карай». Булгаков проводит эту семью через многие испытания, словно пытаясь проверить на прочность их союз. Но горе всегда лишь сближает еще больше. В такое страшное время, как 1918 год, они принимают к себе в семью человека, так нуждающегося в них, — Лариосика. Турбины заботятся о нем, как о члене своей семьи, пытаются согреть его своей любовью. И спустя некоторое время Лариосик и сам понимает, что не сможет жить без этой семьи, без этих добрых и открытых людей. Поэтому Турбины и притягивают к себе таких разных персонажей: Мышлаевского, Шервинского, Карася и Лариосика. Сразу вспоминаются слова Лариосика: «…а наши израненные души ищут покоя вот именно за такими кремовыми шторами…».

Почему же так дороги Булгакову его Турбины? Да потому, что Турбины — это не кто иные, как Булгаковы, но, естественно, с не171 которыми отличиями. Михаил Афанасьевич Булгаков жил в доме номер 13 по Андреевскому (в романе Алексеевскому) спуску в городе Киеве. В героях романа можно узнать семью Булгакова. В Алексее Турбине — Михаила, в Елене — одну из четырех его сестер, Варю. В Николае — младшего брата, Ивана. Поэтому, когда при чтении романа мы погружаемся в атмосферу турбинского дома, создается впечатление, что побывали в гостях у писателя и его семьи. Жизнь, по Булгакову, — это любовь и ненависть, отвага и азарт, умение ценить красоту и доброту. Но на самом первом месте — именно любовь. И это автор подчеркивает уже в начале романа, противопоставляя в космической системе координат Венеру Марсу. Любовь романтическая, земная, плотская и поэтичная — она та сила, которая движет событиями романа. Ради нее все совершается и все происходит. «Им придется мучаться и умирать», — говорит Булгаков о своих героях. И им действительно приходится нелегко. И несмотря ни на что, любовь настигает едва ли не каждого из них: и Алексея, и Николку, и Елену, и Мышлаевского с Лариосиком — незадачливых соперников Шервинского. Они получают эту любовь в качестве дара Божьего, и она помогает им выжить и победить. Любовь не умирает никогда, иначе умерла бы сама жизнь. А жизнь будет всегда, она вечна. И чтобы доказать это, Булгаков обращается к Богу в первом сне Алексея, где ему привиделся рай Господний. «Для него Бог — вечные истины: справедливость, милосердие, мир…».

Если на тему семейных взаимоотношений заключительная глава «Белой гвардии», найденная в 1991 году, практически не повлияла, то тема любви раскрывается с учетом этой последней главы совершенно по-другому. Если в «старой» «Белой гвардии» отношения Юлии и Алексея, Елены и Шервинского показаны довольно-таки скупо, то в заключительной части сюжетный занавес значительно приоткрывается. Что мы знаем из старого варианта романа об отношениях между Алексеем и Юлией, Николкой и Ириной, Еленой и Шервинским? Совсем немного. Булгаков будто бы лишь намекает на возникшие между героями чувства, практически не уделяя им особого внимания. Но эти намеки говорят больше любых слов. От нас не скрылась внезапная страсть Алексея к Юлии, нежное чувство Николки к Ирине.

Булгаковские герои любят очень естественно, сами не осознавая того, что это чувство настигло их. Но, несмотря на искренность чувства, практически все любовные истории героев «Белой гвардии» должны закончиться трагедией. Должны, но могут и не закончиться, мы этого не знаем и никогда не узнаем. Мы можем только лишь предполагать.

Да, любовь объединяет героев романа. Она едина для всех них. Она словно также является героем произведения, и героем не простым, а главным. Любовь — центральный образ романа. И, как любой другой образ, любовь многогранна и у каждого героя своя. Алексей и Юлия… Начиная с первой их встречи, их отношения коренным образом влияют на жизнь одного и другого. «Когда Алексей убегает от петлюровцев и смерть смотрит ему в спину пристальным взглядом, словно чудо возникает перед ним женщина и уводит из-под носа преследователей к себе. Гналась за ним смерть, а догнала любовь». Юлия — спасительница Алексея. Спасая его, она не только дарит ему спасение, но и приносит в его жизнь любовь, которая, в свою очередь, может спасти человека от всего. Любовь — словно смертельное оружие против боли и зла. Но в то же время, она сама таит в себе страдания. Их чувство вспыхнуло также внезапно и ярко, как загорается щепка, брошенная в огонь. Их сразу потянуло друг к другу, чувство овладело ими, и лишние слова были совершенно ни к чему. Создается впечатление, что они созданы друг для друга, что знают друг друга уже целую вечность. Если бы нужно было создать образ, с которым бы ассоциировались их отношения, то очень подошел бы огонь. Очень яркий, горячий, жгучий, разрушающий. Огонь как символ бурной стихии, как символ страсти. Так как именно страсть, одна из граней любви, объединяет Алексея и Юлию.

Совсем иное дело — Николка и Ирина. Если об Алексее и Юлии Булгаков хоть немного, но рассказал нам, то о Николке и Ирине — практически ничего. Ирина, как и Юлия, входит в жизнь Николки неожиданно: младший Турбин, побуждаемый чувством долга и уважения к офицеру Най-Турсу, решает сообщить семье Турсов о гибели их родственника. Именно в этой, чужой для него семье, найдет Николка свою будущую любовь. Трагические обстоятель ства сближают Ирину и Николку. Возможно, это одна из главных причин возникновения столь чистых и трепетных чувств. Интересно, что в тексте романа описана лишь одна их встреча. Нет ни одного признания и упоминания о любви, ни одного размышления героев друг о друге.

Свое развитие отношения Ирины и Николки находят в 21 главе романа. Замечательно изображение появления впервые приглашенной в дом Ирины Най-Турс, волнение Николки, его ревность к Мышлаевскому, который подшучивает над влюбленным. Когда Николка провожает Ирину, он второпях забывает перчатки, и она, поскольку было очень морозно, не позволяет взять себя под руку. Николка побледнел и твердо поклялся звезде Венере: «Приду и тотчас же застрелюсь». Но она всунула его руку в свою муфту рядом со своей, и он затих. А когда после поцелуя герой возвращается домой, «город был ослеплен Луной и тьма-тьмущая звезд красовалась над ним…».

Если образом любви Алексея был огонь, то образом любви Николки — определенно вода. Она такая же чистая, ясная, спокойная, как и чувства Николая. И нам абсолютно ясно, что эти влюбленные будут счастливы еще долго. Роман Булгакова «Белая гвардия» пронизан множеством сюжетных линий. В своем произведении писатель показывает нам взаимоотношения совершенно разного характера: это и семейные узы, и любовные связи. Но какие бы это ни были отношения, ими всегда руководят чувства. А точнее, одно чувство — любовь. Любовь может разрушать, а может и спасать. Любовь еще больше сплотила семью Турбиных и их близких друзей. Любовь может привести к счастью, а может — и к трагедии. Любовь Алексея закончилась гибелью, а для Николки — обретением смысла жизни. Вот насколько противоречиво это сладко-горькое чувство.

На мой взгляд, Михаил Афанасьевич сопоставляет образы звезд с любовью. «Красный дрожащий Марс» — страсть и огонь Алексея, и «пастушеская Венера» — чистая любовь Николки. Звезды — вечны, как и любовь. И тогда заключительные слова обретают совершенно другой смысл: «Все пройдет. Страдания, муки, кровь, голод и мор. Меч исчезнет, а вот звезды останутся, когда и тени наших тел и дел не останется на земле. Нет ни одного человека, который бы этого не знал. Так почему же мы не хотим обратить свой взгляд на них? Почему?»

 
загрузка...

Рейтинг@Mail.ru