загрузка...

Авторская позиция и приемы изображения героев в повести М.А. Булгакова "Собачье сердце"

Печать
Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 

М.А. Булгаков имел довольно неоднозначные, сложные отношения с властью, как и любой писатель советского времени, не сочинявший произведений, восхвалявших эту власть. Наоборот, из его произведений видно то, что он обвиняет ее в той разрухе, которая наступила с ее приходом. Так, это слово "разруха", думается, является ключевым словом повести "Собачье сердце", той ниточкой, которая сцепляет воедино весь ее сюжет.

Так, например, профессор Филипп Филиппович Преображенский, чье мнение, несомненно, напоминает булгаковское, открыто заявляет, что не любит пролетариат, причем в лицо его представителям. Он и его помощник доктор Борменталь – единственные положительные герои в повести. То есть существует четкое противопоставление в общей системе персонажей на людей, принадлежащих к интеллигенции и большевиков-люмпенов. Первую оценку положительных героев мы слышим из "уст" Шарика, который вешает на них ярлыки: "тяпнутый", "творец". Сам Булгаков ни слова не говорит о внешности персонажей, мы не знаем ни роста, ни цвета глаз или волос. И только Шарик описан подробно и тогда, когда он был собакой (в записях Борменталя), и после превращения в человека. Читая рассуждения пса о жизни, нельзя не удивиться: какой смышленый и где-то даже одаренный какой-то житейской мудростью! От Шарикова же не услышишь не только более или менее продолжительной речи, он вообще говорит только те вещи, которые услышал от Швондера (или еще раньше, на улице). Также в заметках Борменталя можно встретить небольшую, но очень значительную деталь: он обращает внимание на чрезвычайно узкий лоб пациента, что говорит о том, что интеллектом последний не наделен.

От самого доктора, а по большей части, профессора мы слышим очень разумные и обоснованные доводы о разрухе, наступившей вследствие установившейся Советской власти. Преображенский даже отчасти объясняет ее сущность. "Почему калоши нужно до сих пор еще запирать на замок? <…> Почему убрали ковер с парадной лестницы? <…> На какого черта убрали цветы с площадок? Почему электричество, которое <…> тухло в течение 20ти лет два раза, в теперешнее время аккуратно гаснет раз в месяц?", "разруха не в клозетах, разруха в головах".

В целом, характеристика центральных героев вытекает из их речи: Булгаков освещает некоторые диалоги Борменталя и Преображенского, последний также высказывается в присутствии Швондера с соратниками, причем эти его слова довольно важны для понимания его характера. Он представляет собой новое молодое поколение интеллигенции, менее сдержанное, менее терпеливое, но столь же ревностно с неприязнью относящееся к советскому режиму. Вспомним, что именно доктор Борменталь по большей части разбирается с провинившимся Шариковым, именно он заставляет его извиняться перед женщинами.

Швондер же, бросая заученные фразы о "великой и могучей" Советской власти, характеризует себя не с лучшей стороны – как пустой человек, мозг которого впитал "светлую идею счастливого будущего" и самым безобразным образом ее извратил. Он действует и говорит по схеме, он не искренний приверженец идеи построения социализма ради счастья, он ищет своей выгоды и потому может использовать лишь банальные заученные штампы, лозунги и девизы.

Несмотря на противостояние этих героев в рамках повести (да и в жизни), есть то, что их объединяет: Булгаков не снимает вины ни с интеллигенции, ни со швондеров, ни с самого народа, олицетворением которого является Шариков. Образованные люди придумали общество, где все будут счастливы, и даже "создали" человека, который должен построить это общество, и именно их вина, что они не смогли уберечь образ пролетария от обработки швондеров, превративших его в вора, труса, подлеца. Уповая на жизненную стойкость, житейскую мудрость люмпенов, повидавших множество лишений и трудностей, интеллигенция надеялась, что если дать им власть, они смогут гуманно и справедливо ею воспользоваться. Но они не предусмотрели того, что пролетарий будет опьянен своей внезапной властью, и предастся вовсе не построению счастливой жизни, а устройством своей собственной, используя власть в глубоко корыстных целях. К тому же он попадает под влияние людей типа Швондера, который также является выходцем из массы люмпенов, но стремится к наживе, он делец, пропагандирующий равенство путем отнимания нажитого у других.

В повести присутствуют моменты, говорящие об абсурдности мира, созданного пришедшими к власти швондерами. Так, например, в записях доктора Борменталя о ходе эксперимента мы можем неоднократно встретить восхищенные приписки о таланте профессора Преображенского. И тут же – упоминание о том, что пациент ругается "по матери". Или вспомним сцену первой операции: напряженный момент, совершается, которое, может быть, станет мировым открытием в медицине…и при этом Булгаков обращает внимание на семенные железы в стеклянной банке и процесс выпиливания дырки в черепе собаки, описанные чересчур подробно. Эти нелепые моменты или внушают неприязненное ощущение, или вызывают смех. Так Булгаков выразил свое отношение к советской власти: задумки построения всеобщего счастья, безусловно, прекрасны и заслуживают уважения; но резкая ломка старого не может не привести к отрицательным последствиям. Так автор показал эту ложку дегтя (разруха, непонимание) в бочке меда (светлая идея социализма).

Булгакова самого интересовала идея улучшения рода человеческого, и героя, занимающегося именно этим, изобразил в центре повести. Профессор Преображенский помогает "омолодиться" различным советским чиновникам, имеющим, кстати, отнюдь не невинные помыслы. По велению Булгакова он создает подобие человека, существо с душой алкоголика и люмпена, из бродячей собаки. Это существо, получившее имя шариков, тупое, трусливое, агрессивное, стремящееся к наживе. Примечательно, что пес, из которого родился Шариков, умнее его самого. Шарик символизирует у Булгакова народ, а то, чем стало животное после "скрещивания" с люмпеном, – деградацию простого бедняка под влиянием пролетарских идей агитатора Швондера.

Профессор Преображенский отвергает насилие как таковое, даже по отношению к такому низкому субъекту, как Шариков, но под влиянием Борменталя (представителя интеллигенции новой волны) он все же соглашается на то, чтобы вернуть Шарикова в первоначальное состояние. Под этим Булгаков, вероятно, подразумевал то, что и интеллигенты должны быть "с зубами" – уметь защитить себя, в ином случае они, а вместе с ними и культура в целом, обречены на истребление шариковыми и швондерами.

Шариков – "дитя" интеллигенции (ведь создал-то его Преображенский!), но время и люди извратили понятие пролетариата, он потерял данные ему при "рождении" светлые идем, швондеры используют его для своих целей, и противостоять этому безобразию могут и должны люди, подобные Преображенскому, с его мудростью, и Борменталю, с его решительностью.

 
загрузка...

Рейтинг@Mail.ru