загрузка...

"Истину царям с улыбкой говорить"

Печать
Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 

Сочинение на тему  "Истину царям с улыбкой говорить"

Гаврила Романович Державин — один из крупных поэтов XVIII в., последний представитель русского классицизма в литературе. Его творчество абсолютно противоречиво. Выявляя потенциалы классицизма, Державин наряду с этим разбивал его, проторяя путь романтической и реалистической поэзии. Поэзия Державина, главным образом, представлена одами, среди них выделяются гражданские, победно-патриотические, философские и анакреонтические.

Особое место занимают гражданские оды, адресованные лицам, наделенным большой политической властью: монархам, вельможам. К лучшим из этого цикла относится ода "Фелица", посвященная Екатерине II. Сам образ Фелицы, мудрой и добродетельной киргизской царевны, взят Державиным из "Сказки о царевиче Хлоре", написанной Екатериной II. "Фелица" продолжает традицию похвальных од Ломоносова и вместе с тем отличается от них новой трактовкой образа просвещенного монарха. Просветители видят теперь в монархе человека, которому общество поручило заботу о благе граждан; на него возложены многочисленные обязанности по отношению к народу. И державинская Фелица выступает как милостивая монархиня-законодательница:

Не дорожа твоим покоем, 
Читаешь, пишешь пред налоем. 
И всем из твоего пера 
Блаженство смертным проливаешь…

Известно, что источником создания образа Фелицы был документ "Наказ комиссии о составлении проекта нового Уложения" (1768), написанный самой Екатериной II. Одна из основных идей "Наказа" — необходимость смягчения существовавших законов, допускавших на допросах пытки, смертную казнь за незначительные провинности и т. п., поэтому Державин наделил свою Фелицу милосердием и снисходительностью:

Стыдишься слыть ты тем великой, 
Чтоб страшной, нелюбимой быть; 
Медведице прилично дикой 
Животных рвать и кровь их пить. 
И славно ль быть тому тираном, 
Великим в зверстве Тамерланом, 
Кто благостью велик, как Бог?

Далее Державин прославляет Фелицу за то, что она отказалась от нелепых гонений за "оскорбление величества", которые особенно процветали в России при Анне Иоанновне:

Там можно пошептать в беседах 
И, казни не боясь, в обедах 
За здравие царей не пить. 
Там с именем Фелицы можно 
В строке описку поскоблить 
Или портрет неосторожно 
Ее на землю уронить.

Державин хвалит Екатерину и за то, что с первых дней своего пребывания в России она стремилась во всем cлeдовать "обычаям" и "обрядам" приютившей ее страны. Императрица преуспела в этом и вызвала к себе и при дворе, и в гвардии симпатии. Новаторство Державина проявилось в "Фелице" не только в трактовке образа просвещенного монарха, но и в смелом соединении хвалебного и обличительного начал, оды и сатиры. Идеальному образу Фелицы противопоставлены нерадивые вельможи (в оде они названы "мурзами"). В "Фелице" изображены самые влиятельные при дворе лица: князь Г. А. Потемкин, графы Орловы, граф П. И. Панин, князь Вяземский. Их портреты были настолько выразительно выполнены, что оригиналы угадывались без труда. Критикуя избалованных властью вельмож, Державин подчеркивает их слабости, прихоти, мелочные интересы, недостойные высокого сановника. Так, например, Потемкин представлен как гурман и чревоугодник, любитель пиров и увеселений; Орловы "кулачными бойцами и пляской" веселят "свой дух"; Панин, "о всех делах заботу оставя", ездит на охоту, а Вяземский свой "ум и сердце" просвещает — "Полкана и Бову" читает, "над Библией, зевая, спит".

Просветители понимали жизнь общества как постоянную борьбу истины с заблуждением. В оде Державина идеалом, нормой является Фелица, отклонением от нормы — ее нерадивые "мурзы". Державин первый начал изображать мир таким, как представляется он художнику. Несомненной поэтической смелостью было появление в оде "Фелица" образа самого поэта, показанного в бытовой обстановке, не искаженного условной позой, не стесненного классическими канонами. Державин был первым русским поэтом, сумевшим и, главное, захотевшим нарисовать в произведении свой портрет живым и правдивым:

Сидя дома, я прокажу, 
Играя в дураки с женой...

Обращает на себя внимание "восточный" колорит оды: она написана от лица татарского мурзы, в ней упомянуты восточные города — Багдад, Смирна, Кашмир. Конец оды выдержан в хвалебном, высоком стиле:

Прошу великого пророка, 
До праха ног твоих коснусь.

Образ Фелицы повторяется в последующих стихотворениях Державина, вызванных различными событиями в жизни поэта: "Благодарность Фелице", "Изображение Фелицы", "Видение мурзы". Обличительным пафосом проникнута сатирическая, по удачному выражению В. Г. Белинского, ода "Вельможа". В ней снова представлены оба начала, выведенные в оде "Фелица". Но если в "Фелице" торжествовало положительное начало, а насмешки над вельможами отличались шутливым характером, то в оде "Вельможа" хвалебная часть занимает очень скромное место.

Писатель возмущен положением народа, страдающего от равнодушия царедворцев: военачальник, часами ожидающий в передней выхода вельможи, вдова с грудным младенцем на руках, израненный солдат. Державинская сатира исполнена гневного чувства. К гражданским одам Державина примыкает и знаменитое стихотворение "Властителям и судиям", за которое поэт попал в немилость. Композиционно стихотворение делится на две части. В первой части поэт гневно напоминает царям и судьям об их обязанностях: они должны честно выполнять законы, "на лица сильных не взирать", защищать сирот и вдов, освободить из темниц должников — "исторгнуть бедных из оков". Во второй части подводится горестный итог — властители и судьи остались глухи и слепы к страданиям подданных. Заканчивается стихотворение призывом к беспощадной каре земных властителей:

Воскресни, боже! Боже правых! 
И их молению внемли: 
Приди, суди, карай лукавых 
И будь един царем земли!

К гражданской лирике непосредственно примыкает одно из поздних, итоговых произведений Державина "Памятник" — вольное подражание оде Горация "К Мельпомене". Главной является мысль о праве автора на бессмертие. Державин напоминает, что он первый "дерзнул" отказаться от торжественного, высокопарного стиля похвальных од и написал "Фелицу" в "забавном", шутливом "русском слоге".

Помимо поэтической дерзости, Державин гордится и собственным гражданским бесстрашием и мужеством: поэт не испугался "истину царям с улыбкой говорить". Тут он, очевидно, недооценил себя, потому что мог высказывать царям истину не исключительно с осмотрительной усмешкой беспорочного слуги, а и с гневом поэта-просветителя. А. А. Бестужев-Марлинский в популярном "Взгляде на старую и новую словесность в России" говорил о Державине: "Лирик-философ, он нашел искусство с улыбкой говорить царям истину, открыл тайну возвышать души, пленять сердца и увлекать их то порывами чувств, то смелостью выражений, то великолепием описаний". Соединяя поэзию с жизнью, дерзновенно преступая законы классицизма, Державин проторял свежие стези в русской литературе. В. Г. Белинский, сравнивая творчество Пушкина с морем, поглотившим в себя ручейки и реки предыдущей литературы, одной из мощных и сильных рек находил поэзию Г. Р. Державина.

 
загрузка...

Рейтинг@Mail.ru