загрузка...

Притча о свободе и страдании человека (По произведениям Анатолия Кима)

Печать
Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 

В основании всякой антиутопии находится всегда идея добра и спасения человечества. Однако в процессе воплощения в жизнь данной цели совершается видоизменение: цель отдаленна, а "дорога в ад вымощена..." Любая антиутопия неизменно идеологична и социальна.

В "традиционных" антиутопиях постоянно описывалось улучшенное будущее общество, с господствующим в нем геометрическим порядком, целесообразностью, однако у него отобрана свобода. В современной антиутопии действительность представляется хаотичной, все связи — социальные, экономические, нравственные — разрушенными. Никакого жизнеутверждающего выхода из подобной ситуации писатели не передают. Если в прежних антиутопиях формой освобождения личности мог быть индивидуальный бунт, то теперь хаос настолько подавляет, что бунт просто бессмыслен там, где бунтуют все и по разным соображениям. Можно сказать, что антиутопия — форма "предупреждающей" прозы, главный мотив которой — социальный. Здесь могут выражаться и философские, и бытийные проблемы человеческой жизни. Метафора часто дает сильный посыл для выражения философской мысли.

Роман Анатолия Кима "Отец-Лес" поднимает этические и философские проблемы бытия людей XX века. Не случайно автор определяет жанр произведения как "роман-притчу". В притче отсутствует описательность, персонажи не имеют не только внешних черт, но и характера. Выводы притчи всегда однозначны. Роман "Отец-Лес" — своего рода история жизни в XX веке трех поколений старинного рода Тураевых — деда, сына и внука. В этом роде соединилась дворянская и крестьянская кровь, что позволяет ему представлять русский народ. Род Тураевых вобрал в себя страдания и муки народа, выпавшие за весь век на его долю: голод конца 20-х, "лишенство", ужасы фронта и концлагерей, как советского, так и немецкого.

Мысль о страдании и свободе человека — главная философская мысль романа. Каждое из трех поколений Тураевых по-своему понимает свободу, по-своему относится к страданию. Николай Николаевич — старший из рода, офицер-ветеринар, человек честный, добрый. В молодости он решил освободиться от общества, ибо оно, "с его жесткими обязательствами, предрассудками и разными правилами, как благородными, так и подлыми", мешало постичь натуральную свободу, как ему казалось, полную и неограниченную.

С юности Николай Николаевич не любил высоких слов, затемняющих истинный смысл. Он плохо вписывался в среду студенческой молодежи конца XIX века с ее мечтаниями об общественной пользе, о благе народа.

Революция для него — не лучший способ преобразований, он предпочитает эволюционный ход истории. "...Общество есть собрание таких, как мы, отдельных индивидов, и если каждый из нас принесет своим трудом пользу себе, то тем самым он принесет пользу и обществу. Это естественный ход, господа, соответствующий природной закономерности".

Николай Николаевич представлял, что свобода может реализоваться только в уединении, в изоляции от общественной суеты. В густом лесу он выстраивает себе дом. "Колин Дом" называет его жена Анисья — крепкая крестьянская баба, ставшая хозяйкой в этом доме. Николай Николаевич пытается на собственном опыте разобраться, что же такое свобода. В уединенности, отрезанности от остального мира он увидел раскрепощение, но не свободу.

Образ ожога души проходит через весь роман. Он возникает в сознании и ощущениях Глеба Тураева. Но это генетически переданное чувство, рожденное физическими муками, испытанными отцом, душевной тоской деда. Ожог — это скорбь "по навеки утраченному прошлому", ужас от реалий этого прошлого.

С одной стороны, герои романа испытывают одиночество. С другой — их сознание перетекает. Так, мысль, рождающаяся в сознании деда, передается внуку. Глеб воплощается в отца, а отец продолжает мыслить в сыне, то есть они составляют нечто единое, общее. "Николай Тураев в одну минуту утратился как самостоятельная духовная единица, словно бы мгновенно погиб, потому что его сын Степан видел рядом с собою на обочине грязной дороги растоптанного человека со страшным, искаженным лицом, а сын Степана, Глеб, из-за этого же потерял всякое желание жить..."

Все судьбы в романе связаны и переплетены друг с другом и в пространстве, и во времени. Разные времена смыкаются, образуя не вектор, линейно ведущий из прошлого в будущее, а некую пульсирующую точку, в которой сливается прошлое деда, настоящее отца, внука. В пространстве Леса и Дома одновременно разворачиваются судьбы разных персонажей, существовавших в разное время, прежде умерших и воплотившихся в другие жизни или в деревья. Автор объединяет духовные миры всех своих персонажей, разделенных десятилетиями, веками и сотнями километров, составляет самые невероятные комбинации судеб.

Анатолий Ким показывает, что судьбы отдельных людей связываются в непрерывную цепь страданий всего Человечества. Николай Николаевич отрицает прогресс, так как видит в нем только поиски путей взаимоистребления. "Мир человеческий погряз, обслуживая свое звериное начало. Величие наших грандиозных злодеяний никак не сравнимо с жестокостью самых свирепых хищников. А вся сила и гений разума превращаются в силу нашего самоуничтожения и в гений неодолимого зла, мучительства и тоски. Называется все это прогрессом".

Язычество в романе теснейшим образом переплетается с буддизмом. На основе представлений о переселении душ буддизм утверждает, что живые существа способны перевоплощаться. Анатолий Ким, соединяя язычество и буддизм, перевоплощает людей в деревья. Символом Дома Тураевых служит раздвоенная вилорогая сосна, о происхождении которой в текст романа вплетена микроновелла. Дерево печали — липа — воплощает в себе душу той девушки-фельдшерицы, которая самовольно ушла из жизни, и "непостижимая печаль, страшность была в том". В молодом дубке возродилась душа Гришки, забитого за воровство деревенскими мужиками: "... душа Гришкина все человеческое прошлое забыла, и в шелесте дубовой листвы не было никаких отзвуков былых страстей и следов неисповедимых мучений".

Отзвуки буддистской философии с ее уравниванием всех людей в страдании образуют центр концепции свободы молодого Николая Тураева. Если язычество и буддизм проявляются в знаках-символах романа, которые и образуют его атмосферу, то христианство выступает в виде сентенций или авторских трактовок евангельских сюжетов. Так, Ким описывает встречу воскресшего Христа с путешествующими в Эммаус и эпизод преломления хлеба. Писатель предлагает понимать Вознесение как расхождение человеческого и божественного.

Неповторимое место в системе изобразительных средств романа имеет фигура Железного Змея, возникающего во время войн, кормящегося железом, сделанным людьми для уничтожения друг друга. Исходящий от народной сказки образ Змея все же выглядит неорганичным и ненатуральным в поэтической среде произведения. Символика его чересчур открытая и однозначная, и это, несомненно, сокрушает недосказанность и загадочность повествования.

Роман А. Кима "Отец-Лес" не вскрывает и не предлагает читателю своей завершенной философской теории свободы. Это произведение литературное, а отнюдь не философское. Однако произведение ставит перед нами проблемы и пробует предложить собственные версии решений.

 

 
загрузка...

Рейтинг@Mail.ru