загрузка...

Сатирическая линия поэмы Маяковского "Хорошо"

Печать
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Подготовке, проведению и последующим достижениям Октябрьской революции посвящена известная поэма Владимира Владимировича Маяковского "Хорошо!". Она является героическим произведением, однако важное место заняла в ней сатира. Маяковский сам определяет основную задачу своей поэмы:

С этою книгою побыв, 
из квартирного 
мирка 
шел опять 
на плечах 
пулеметной пальбы, 
как штыком, 
строкой 
просверкав.

Неслучайно возникает во вступлении к поэме слово "штык", именно к штыку намеревался автор приравнять свое поэтическое перо. И поэту это удается. Поэт, через отдельные реплики фронтовиков, рисует политиков Временного правительства, обманывающих русский народ, как откровенных болтунов. Маяковский сравнивает временщиков с пудовыми гирями, висящими на шее народа:

На шее

кучей

Гучковы,

черти,

Мать их за ноги!

Министры,

Родзянки...

Возглавляет "тюрьму-решето" Керенский. Самая характерная черта этого политика — склонность к политической демагогии и болтовне ("болтает сорокой радостной"). Для того чтобы создать сатирический портрет премьера, поэт использует прием противопоставления того, каким хочет предстать перед публикой Керенский, с одной стороны, и того, что из себя представляет он на самом деле. Чтобы ярче передать этот контраст, Маяковский рисует радужную сцену, происходящую на Невском проспекте. Ее участниками являются "адъютантик, радостно щебечущий по поводу премьера, восторженные дамы и "дети-пузанчики", которые "кидают цветы и розанчики", чтобы украсить дорогу главному действующему лицу спектакля:

а вот и он:

В апплодисментном

плеске

премьер

проплывает

над

Невским.


Таков Керенский перед толпой. Совершенно иным он предстает тогда, когда в него пристально вглядывается Маяковский. Теперь он оказывается "вертлявым пострелом", раскинувшимся на кровати царицы с характерной бесцеремонностью, либо авантюристом-правителем, который "сам себя уверенно и быстро назначает — то военным, то министрам юстиции, то каким-нибудь еще министром". Перо Маяковского-сатирика беспощадно: Керенский подвергнут осмеянию за жестокость по отношению к участникам аграрных беспорядков, за предательство дела революции.

Интересно описание внешности Керенского. Поэт наделяет его "бонопартьими" глазами и рассказывает о нем стихами, воспроизводящими ритмику стихотворения Лермонтова "Воздушный корабль". Стихотворение это было в свое время посвящено Лермонтовым Наполеону. Таким образом, у читателя закрепляется связь образа Керенского с образом Наполеона, душителя французской революции. Концовка главы говорит об обреченности Временного правительства:

Пришит к истории,

пронумерован

и скреплен,

и его

рисуют —

и Бродский, и Репин.


Метко и хлестко сказано Маяковским в четвертой главе поэмы о лидерах партий, поддерживающих Керенского и очарованных им. Среди них были П. Милюков и Е. Кускова. Кускова, по созданной автором комедийной ситуации, влюблена в самого Керенского. Забавно то, что влюбленная — почтенная старушка с пожелтевшими от старости седыми волосами. Достойно смеха картина, которую рисует перед нами поэт. Он представляет дело так, будто на глазах читателя перед необычайной няней, в роли которой выступает усатый профессор, происходит признание новоявленной Татьяны. Так, используя аналогичный прием и размер стиха, поэт использует литературную пародию на известную сцену из романа Пушкина "Евгений Онегин". Этот прием выполняет сатирическую задачу в поэме у Маяковского. Союз всех сил, образующийся таким забавным способом и поддерживающий Временное правительство в борьбе с революцией, поистине смешон. Некоторые формы сатиры, используемые Маяковским в своей поэме "Хорошо!", стоят в одном ряду с такими злободневными произведениями, как "Стихи о красной шапочке", "Окна РОСТА", "О дряни", "Прозаседавшиеся". Они разоблачают истинных врагов молодой советской республики.

 

 
загрузка...

Рейтинг@Mail.ru